Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

менеджер

Про Александра Башлачёва.

– Ты сказала, что в Питере было больше свободы, чем в Москве.

– В том смысле, что там все время кипел на тихом огне некий питательный бульон, из которого, как мы знаем, кто только не вышел, от всем известных музыкантов до всем известных художников. Это было единое поле – поле общения, поле электрического напряжения, как угодно. Питер был очень живым городом – чтобы убедиться в этом, достаточно было пройтись, допустим, по Невскому и поздороваться со всеми встреченными на этом пути гражданами типа того же БГ, Тимура Новикова, Сергея Курехина или Виктора Цоя, которые никак не являлись звездами, а были просто людьми, себе в оттяг занимавшиеся тем, что потом стали называть рок-музыкой или артом.

Все это изменилось в конце восьмидесятых, уже после Сашиной смерти, и надо сказать, что прозорливый БГ заметил это первым, на Сашиных похоронах обронив фразу: «Вот все и закончилось». Закончилось время, когда через то, что мы за скудостью словарного запаса или из-за лени подбирать слова называем рок-музыкой, перестал выражаться дух времени. А в восьмидесятых в России дух времени говорил с нами именно на этом языке. На языке Гребенщикова, Кинчева, Науменко, Башлачева, Цоя и так далее.

http://appa-pappa.ru/post95458703/
менеджер

Воображаемый разговор Майка Науменко и Бориса Гребенщикова.

18 апреля 1990 года Майку Науменко исполнилось 35 лет. Он праздновал его в своей квартире в Ленинграде. На день рождения пришёл Борис Гребенщиков, недавно вернувшийся из США. Майк быстро пьянел. Народу было довольно много, но всё было как-то не то, драйв уходил, оставалась пошлая пьянка. Collapse )
менеджер

"Брат мой Авель". Концерт "ЦВИХ".



Собственно, это был небольшой аккустический концерт "для своих" и я к этим "своим" не принадлежу. Я только Диму Пальмину знаю, потому как работали в одной фирме. И мой взгляд - взгляд со стороны, непосвящённого. И ещё я опоздал, пришёл в 7 вечера, а начало было где-то в пять, начало шестого. И в 8 уже всё закончилось. Я успел услышать несколько старых Диминых песен, несколько новых и песню на стихи Ксении Букши, петербургского поэта, чей талант оценён даже таким мэтром русской литературы, как Александр Житинский. Потом Дима ещё прочитал стихотворение Ксении и вот, на мой взгляд, этот стих и песня на стихи Букши - одни из лучших номеров вечера. В ЖЖ Ксении я, кстати, забанен, потому что неловко однажды там пошутил, за что совершенно справедливо получил "неуд". Ещё Дима спел новую песню "Брат мой Авель" и это тоже произвело впечатление - религиозные мотивы всегда принимают в русском роке очень интимные иррациональные моменты, и через эту христианскую символику всегда можно сказать о человеке что-то поникновенное, острое. У Димы получилось. Помню ещё о другого ульяновского барда Владимира Гриневича была песня про евангельского Лазаря: "Просто я не хотел снова умирать". Лазарь оказывается среди тех, кто смотрит, как распинают Христа и молчит, не вступается за Христа. Припев: "Просто я не хотел снова умирать..." Очень сильная песня, проникала в душу.
Остальные песни вечера были наполнены блюзом и проблематикой узкого круга, резюмировать которую осмелюсь фразой из песни: "я распят на гитаре". Люди пели о себе и своих друзьях, и случайные заходящие в кафе заглядывали и улыбались на "самодеятельность". Один такой заглянувший заговорил с Димой во время перекура и выдал фразу: "Вот Россия всё встаёт с колен и всё никак не встанет, а вы молодцы, успехов вам." Наверное, это будет ещё одна новая Димина песня, почему нет? Грех не сочинить песню про "Россию, встающую с колен". И это будет такой же взгляд - со стороны. Взгляд из блюз-кафе, оттуда, где мир, дружба и любовь - туда, где война, взрывы и кровь.